Екатеринбург, ул. 8 марта 29В
Часы работы: 09:00-19:00
Выходной: СБ-ВС
+7 343 268-17-07
Заказать звонок
Лицензии, сертификаты

 

Главная / Видео раздел / Видео блог

Промышленная скважина: рыночные отношения

Мы продолжаем разговор о промышленных скважинах на воду и строительстве крупных водозаборных узлов. Обычно в своих комментариях мы позорим бракоделов и мелкодырочников. Но в данной отрасли работают и нормальные компании. Давайте сегодня поговорим не столько про них, сколько про их контрагентов, а точнее – разберемся в стратегии действий заказчика в сегменте рынка промышленных скважин.

 

Коммерческое предложение и тендеры

Рассмотрим действия крупных заказчиков, которым нужен водозаборный узел на большом промобъекте, складе, для поселка или города. Обычно, у человека, ответственного за процесс, напрочь отсутствует понимание, как это делается и за сколько. Поэтому сначала начинается обзвон компаний, способных оценить возможности и выполнить работу от начала до конца, включая оформление всех бумаг. За обзвоном следует требование предоставить коммерческое предложение.

При довольно серьезном водопотреблении необходимо понимание, а можно ли сделать водозаборный узел с указанной мощностью, сколько будет стоить его узаконить, во сколько обойдется работа. В отдельно взятом регионе с подобным масштабом справляются всего лишь несколько компаний -10, максимум 15. Чтобы сделать коммерческое предложение, совместимое с реальностью, требуется поработать с фондами, оценить месторождение, скорость его восполнения, рельеф, точки загрязнения, водозаборную площадь, и понять, можно ли здесь вообще отбирать столько воды. Для оценки ситуации иногда требуется выезд гидрогеолога на место. Также нужно посмотреть документы заказчика на землю, узнать, кто уже имеет право на добычу, провести прочие манипуляции, требующие времени и усилий сотрудников, что стоит денег. По идее, все это должно рассматриваться как отдельная работа об обосновании инвестиций. Тем не менее, получая готовое коммерческое предложение, ни один контрагент не считает его подготовку за работу, и оплачивать ее не согласен. По крайней мере, в нашей практике такие не встречались.

Что же происходит дальше? Крупный заказчик объявляет тендер. Он берет ваше готовое коммерческое предложение и делает его цену стартовой, заявляя ее как самую высокую. Дальше, в процессе «бодания», исполнители снижают стоимость. Соответственно тот, кто подготавливал коммерческое предложение, проигрывает априори – его цена будет самой высокой. Порог снижения у остальных будет однозначно ниже.

 

Заключение договора и подписание закрывающих документов

Но допустим, тот, кто выиграл тендер, был снят по какой-либо причине: не хватило СРО, не пропустила служба безопасности, не собрали нужных бумаг и пр. В итоге, тендер выиграли вы.

Дальше начинается заключение договора. Вот где нужно обращать особо пристальное внимание на любые детали. Потому что заказчик хочет работать без аванса либо с очень маленьким авансом, либо с отсрочкой оплаты от 60 до 90 дней. И договор изначально составляется таким образом, чтобы нашлась возможность «кинуть» исполнителя по качеству, срокам, алгоритму принятия и подписания документов, то есть максимально осложнить задачу и затянуть сдачу работ. И эта тенденция наблюдается у всех крупных организаций.

Вы выполнили свои обязательства: объект работает, и работает правильно. Вроде, все отлично. За исключением документооборота. Потому что директор в отпуске, акты оформлены криво, не та форма, нужна подпись прораба, которого нет, или согласование в бухгалтерии, в коммерческом отделе, у энергетиков, прочие подписи и подписи. А сходили вы за ними, неведомо куда. Но потом в бухгалтерии вдруг выясняется, что отчетный период прошел, и нужно делать новые акты. То есть выискиваются и выдумываются разнообразные предлоги, затягивающие их подписание.

Но даже когда акты подписаны, бывает еще «веселее» – просто неоплата. Без мотивированного отказа. Или неполная оплата по истечении срока, предусмотренного в договоре. Если работа сделана отлично, договор чист, и докопаться не до чего, то исполнитель подает в суд, выигрывает его и получает свои деньги. При этом у исполнителя кругом проблемы: нужно регулярно платить аренду и кредиты, зарплату сотрудникам, долги поставщикам, плюс здоровье и нервы. А со стороны заказчика – ледяное спокойствие. Для них это всего лишь часть «нормального» бизнес-процесса.

 

Кидалово: кредитуем заказчика

Для примера возьмем крупный водозаборный узел, с кустом скважин, системой водоподготовки и сетью коммуникаций, обеспечивающих на выходе воду питьевого качества. Стоимость примерно 15 миллионов рублей. Срок производства работ – обычно год, включая оформление всех бумаг.

Год вы строите объект, затем подаете в суд и еще через год выигрываете иск. Возвращаете при этом свои 15 миллионов, тысяч сто выплачиваете юристам, накапавшие проценты неустойки составляют 450 тысяч, еще какие-нибудь пени, штрафы тянут на тысяч 300. В итоге суммарно вы получили 15 миллионов и 800 тысяч сверху.

С другой стороны, если заказчик обращается в банк за данной суммой, он получает ее под 17-20% годовых (где-то 1,5-2 млн. рублей). То есть, включая все судебные издержки, ему просто выгодно не кредитоваться, а затягивать выплаты и жить за счет исполнителя. Разница – как минимум, миллион-полтора. Все зависит от того, как долго длился суд, может и пару лет. А еще, если исполнитель «накосячил» с документооборотом, то вообще может его проиграть.

Учитывая, что на большом объекте таких исполнителей десять, то только за один год выходит вполне приличная прибыль. А если исполнителей двадцать? Или если водозаборный узел стоит еще дороже?

Большинство крупных контрагентов вытворяет такие вещи просто потому, что это выгодно. И это априори заложено в их бизнес-процессы. Они поэтому кормят огромный штат юристов и так заключают договора, потому что живут за счет исполнителя.

Кроме того, есть и другие нюансы. Например, головной организацией является группа компаний «Ромашка», а все действия по оплате и договорам соответственно заключаются на ООО «Ромашка» или «Ромашка-Строительство». Это фирмы, которые очень бодро умножаются на ноль через непродолжительное время после окончания стройки. Увы, вместе со всеми обязательствами.

 

«Карусель»

Конечно же, пойдут возражения, что нормальные фирмы так не работают, иначе разбегутся все исполнители. Тогда приведем другой пример.

С одной стороны, крупная компания, одновременно ведущая десяток больших объектов, с другой - восемь исполнителей. Сначала она идет к исполнителю №1, дает ему аванс. Он делает работу, ему не платят. Она приходит к исполнителю №2, тоже дает аванс, заказывает работу, не платит. Третий объект – идет к исполнителю №3, та же история.

А проходит уже 3 года. Исполнители кончились, никто работать не хочет. Тогда заказчик начинает круг сначала. Приходит к первому исполнителю, винится и говорит, что больше так не будет. Рассчитывается за предыдущий объект и предлагает аванс на следующий: работать будете? Ну нет, и не надо. Идет к исполнителю №2. А у того ситуация с финансами чуть похуже, он просто вынужден принять их предложение. И карусель закручивается снова. После двух-трех подобных оборотов из 20 исполнителей остается 10, потом 8, потом всего 5…

Хорошо, а что на счет государственных заказов? Они действует почти симметрично. Отличие лишь в том, что при госзаказе аванс нулевой, а еще необходимо обеспечение на половину стоимости на время проекта. Но все, о чем говорилось выше, их устраивает точно также.

 

* Хотите знать все о скважинах на воду? Смотрите наше новое видео!

Есть вопросы? – Позвоните нам!


Если у вас возникли вопросы,
мы готовы на них ответить: